Поезд Бар-Белград

Чем ещё прекрасна Черногория, помимо того, о чём вы, конечно, много слышали, если начинали интересоваться этой страной? Нет, правда, и мандарины в феврале, и море, опрокидывающее соль на камень древних стен старинных городов, с их извилистыми улочками, где, просочившаяся в кладке, зелень дарит тень в знойный июль. Маленькие ресторанчики вдоль мощеного променада. Весь этот средиземноморский колорит полный красных крыш, блистающих на солнце меж башен церквей и лестницей уходящих в небо гор, с их тропами, затерянными монастырями и могучими оливами. Всё это на самом деле ещё не всё. Черногория — страна маленькая, и окружает её со всех сторон ещё множество миров, в чем-то с ней по-балкански схожих, а где-то совершенно других, со своей атмосферой, особенностями и, конечно, обликом. Тем внешним видом, многообразие которого так ловит любой путешественник в объектив своей камеры. И что самое приятное, посетить, их не составляет никакого труда или особых затрат. Просто, берём собой наш самый красный паспорт, ныряем в арендованный авто или даже просто на автобус. И, как говорят Черногорцы: «Первая передача, вторая передача, опа, державная граница!». Но мы поговорим сегодня, об особом средстве передвижения. Во всей Черногории есть всего одна ветка железнодорожных путей, ведущая от адриатического берега, по-черногорски туристического городка Бар, в высоту гор и глубь балканской жизни, к столице бывшей Югославии и вечному южнославянскому Риму – в город Белград. Вдоволь утомившись сполна пышущим жаром летнего солнца, когда прятаться в кафанах, где неизменно нальют, сил уже не было, я наконец вкинул рюкзак в вагон, поспевшего к вечеру на пути поезда, а затем и своё тело. Немного ранее кассирша в окошке настоятельно убеждала меня взять таки спальное место. Мол, чего тебе, милок, всю дорогу сидеть? Чай, путь неблизкий, всю ночь ехать, лишь к утру будешь в Белграде. Так, хоть поспишь. Разница-то в цене не существенна ну 30 евро против 26. На моё предложение, смотреть на хвалёные, дух захватывающие виды, она лишь усмехнулась, мрак падёт, и ничего не разглядишь, это тебе надо было утренним ехать. И пробила мне спальное место, но денег взяла как за сидячее –гратис (подарок). Но по пути мне всё же было, на что смотреть. Это мои попутчики. В шестиместном купе, по три полки на каждой стене, находилось всего три человека. Девушка сербка лет 20 с вероятно племянником, который очень грустил и волновался, прощаясь с мамой, и парень черногорец – 28. С возрастом племянника вышел конфуз. Чуть поезд тронулся, в купе вошёл проводник, мы дружно предъявили билеты, а на вопрос зрелости малого, раньше, чем молодая тётя успела договорить«пя»..., щегол выпалил как на корню: «Шест!» — До шести бесплатно, а после надо покупать полбилета-  вежливо, но твердо молвил толстяк потирая вспотевшие щеки. И никакие уговоры девушки, которая к слову сказать, была очень обаятельна, на непреклонного (им это вообще свойственно) черногорца не действовали. — До границы надо будет оплатить и отдельно спальное место. — Мы будем спать на одном, — в свою очередь твёрдо заявила девушка. Я поднял глаза на тоненькую полку, где один-то человек с трудом уместится. Туда же посмотрел проводник: — Я ночью зайду, проверю. С этими словами он покинул купе. — Нет, деньги у меня, конечно, есть, но с чего я стану платить, когда ему 6 и проезд до 6, ну не 7 же? ... Да, и, вообще, за такие вагоны, это нам ещё должны доплачивать. Ну, к слову сказать, поезд внутри был таким, каким ожидаешь его увидеть, глядя на него снаружи. Старенький, списанный у немцев, катает здесь ещё со времён товарища Тито. Для тех кто не в курсе, местный аналог Сталина и Брежнева в одном флаконе, умерший в 80-ом. Был редкий гедонист, носил кольцо с бриллиантом, пил виски и курил сигары. Всё это я рассказываю лишь потому, что для туристов на этой ветке есть возможность проехаться в вагоне этого самого Вождя за доплату в 40 евро, приобщиться к Югославской роскоши. Черногорский юноша с грустью соглашался с оценкой состояния поезда. Как выяснилось, он был магометанин, и, подобно всем черногорским мусульманам, был очень патриотичен. Это довольно сложно. Дело в том, что после распада Югославия стала довольно жёстко делится по религиозному признаку. Особенно это проявлялась в быту. Так для своих преимущественно православных сограждан такой парень был дальше, чем, скажем, я, «рус» — «бачушка», брат по-вере. В то же время, он сам, будто наперекор всему, рьяно любил свою родину, с недоверием поглядывая на тех же соседей албанцев – мусульман. Вот такой чужой среди своих, но ни грамма в том не смущенный, под стук колес убеждающий соседку, что Ислам древнейшая (!) из религий, а Коран – старейшая от книг (!) Чуть ли не родившиеся здесь, в тенистых лесах Дурмитора. Это такой красивый природный заповедник в горах – один из символов Черногории. Ну да ладно, я давно привык к своеобразному познанию истории на Балканах, по которым вела нас железная колея. Мы прокатили мимо небольшого сплошь курортного городка – Сутоморе, бросив последний взгляд на алое, в свете тонущего в нём солнца, море. И затем, нас поглотили  горные туннели.Вынырнули мы уже в сумеречной глади Скадарского озера. Пожалуй, на этом летняя туристическая зона Черногории до известных пределов заканчивалась. Здесь было на что посмотреть, включая каменные руины замков, но поезд набирал скорость, виды пролетали быстро, зато вагон наконец начал охлаждаться после знойного дня. Толпы попутчиков отправились в направлении стыков вагонов, чтобы покурить. Вообще-то это запрещено, о чём вещают соответствующие знаки. Но разве можно запретить на Балканах смолить, и весь поезд наполнился сизым дымом... а с ним разговорами, песнями, они очень любят петь, ну и конечно пить. Мы проехали столицу, Подгорицу. Колеса поднялись в горы, а на землю опустился мрак. Я видел, как из соседних купе некоторые люди, как бы незаметно, юркали мимо двери контроля с сигареткой в руке. Что было довольно смешно в сложившихся обстоятельствах. Я не таков, чтобы избежать общения и тем более прятаться, посему, походу качающегося вагона заглядываю в купе проводников. А там стол уже накрыт, стоят бутылки ракии, для тех кто не в теме, это самагон на фруктах. Для каждого района Балкан популярнее свой, ближе к морю и югу виноград, груша, дыня, абрикос, а для более прохладных широт – яблоко и слива. — Друже, могу ли запалимеданцигар в тамбуре? – обращаюсь я к вспотевшую толстяку в распахнутой форме — Конечно, 10 евро... — смеётся он Смеюсь и я, идя к тамбуру. Стою у значка с перечеркнутый сигаретой и переполненного бычков пластикового стаканчика. И, сбивая в бездонную горную пропасть пепел сквозь открытое окно, думаю: «А чтобы не дать ему 10 евро, что он спросил, разумеется не всерьёз? Ну правда, а что будет»? Интерес узнать стоил дороже ужина в средней руки кабачке на море... — Ай, братэ, узми– обращаюсь я в распахнутое купе Вытянутые как дверь поезда глаза. — Да, ты чего?! Я ж пошутил! Но протянутая рука моя уже не дрогнет. — Да знаю я, но мне в окно влетело. — А ну раз в окно. Он улыбается, берёт десятку и мажет её об лоб. Затем нежно кладет в карман. Я иду по проходу далее, возвращаюсь к паре своих попутчиков и пацану безбилетнику. Не проходит достаточно времени, чтобы я разулся, дверь купе отъезжает. За ней уже тепленький мой проводник в руке рюмка. — Мне тут в окно влетело. Я, глядя ему в глаза, но не упуская осуждающий взгляд мусульманина, глотаю «по-русски» (знаю, от меня ждут именно этот манер). Проводник уходит, но через минуту возвращается вновь, с рюмкой полной опять. Операция повторяется. — Хороша Он уходит довольный — Всё, расслабься, больше он про место не спросит, пусть пацан спит спокойно отдельно – говорю я сербке и под стук колёс засыпаю. И снится мне, как еду я днём обратно по той же дороге, и вижу всю ту высоченную красоту, что сейчас ощущаю нутром в наполненном ночной прохлады вагоне. Но об этом расскажу в другой раз.

Макс Белградов  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.