Обычаи в Рождество в Черногории

Рождество Христово в Черногории по православному календарю празднуется в течение трех дней начиная с 7го января. Каждое утро начинается со звона колоколов местных соборов. А затем происходит традиционное следование обычаям этого праздника. Народные обычаи в Рождество в Черногории следующие:

Свеча была и остается неотъемлемой частью для праздника, так как это один из символов благочестия. Ранним утром хозяйки пекут погачу (праздничный хлеб), куда кладут монетку. Также, в некоторых местностях и семьях могут добавить и другое. Например, это может быть сыр, сало, цицвара и прочее. Это может символизировать дорогу, здоровье, работу и многое другое.

Безусловно, обычаи дарить подарки. наряжать елку, веселиться и устраивать забавы для детей, это неотъемлимые стороны праздника. Они аналогичны и нашим обычаям. Но существуют и отличия.

Обычаи в Рождество в Черногории
januar 2020

Полазник

Одним из самых известных обычаев является приход «полазника» (посетителя, гостя). Это должен быть обязательно мужчина – друг семьи. На севере Черногории приходят «полазники» уже обычно около 5, 6ти часов утра. Чем раньше это произойдет, тем лучше. Так как, существует больший шанс, что  переступят они порог дома первыми. А это в свою очередь будет влиять на благополучие семьи в течение всего года. Посетители дома, обычно объявляют о своем приходе громко, с петардами и стрельбой.

Посетитель обычно желает счастья, здоровья, мира и успеха. Бросая в огонь дубовые ветки, приготовленные в сочельник заранее, «полазник» произносит: Пусть удача и счастье вам сопутствуют! Также и здоровье и веселье! Сколько искорок, столько и денежек! В роли «полазников», обычно выступают дети или молодежь.

Безусловно, посещение – это начало самого радостного праздника. Обычно, гостя забрасывают зерном или житом. Символически в свою очередь они желают ему ответно всего хорошего, когда он бросает ветки в огонь.

Далее садятся за накрытый стол, угощая гостя. На столе должны быть мясные закуски, печенье (запеченое мясо), сыр. И различные праздничные блюда. Обычно, при делении погачи, смотрят, как удачлив тот или иной из участвующих в трапезе. Кто найдет монетку, тот и станет счастливчиком в этом году. Посетителя обычно одаривают какими-то предметами или деньгами напоследок.

Празднование Рождества в Черногории
Утренний стол в Рождество

Колико je села, толико и обичаjа

«Сколько сел, столько и обычаев», как говорят старые северяне. Например, некоторые обычаи разделять жареное сердце на кусочки, это скак своеобразное «деление» любви между участвующими в трапезе.

Например, в некотрых домах Никшича, у девочек существует обычай разглядывать  отражающийся жир, который плавает на поверхности цицвары (блюдо из каймака и муки). И если они увидят свое отражение, будут красивы весь год. Согласно одному верованию, молодые люди должны подарить яблоко девушке, которая им нравится. И если та возьмет яблоко, то будет обязательно с ним в течение всего последующего года. Таковы обычаи в Рождество в Черногории.

Конечно, это как раз то, что возвышает дух этого праздника, потому что он полон обычаев и веры.

 

Слава в Черногории

Великий праздник

Слава в Черногории — молитвенное прославление святого покровителя одной семьи и ее молитвенного заступника перед Богом. На день своей славы семья ревностнее, чем обычно молитвами прославляет и возвеличивает Господа. А также больше, еще усерднее, чем обычно молится своему заступнику Господа, за его милость и благодать, спасение и вечную жизнь.

Богатую трапезу может приготовить тот, у кого есть достаточно средств. Это время, чтобы вспомнить всех, кто находится в условиях нищеты и бедствий и оказать помощь им настолько, насколько кто может. Тем самым обретается при этом душевный мир, спокойствие. Просто необходимо, как рекомендуется, отличать существенное от несущественного. И отделить прославление святого от обычного праздника, славу от веселья.

Обычаи

Слава должна праздноваться с возвышенной целью, а не ради общения, принятия пищи и напитков. Семье в этот день особенно необходимо вспомнить о жизни и делах святителя. Славу праздновать нужно в счастье и несчастье, в радости и горе, в богатстве и бедности. Для этого хлеб, красное вино, пшеницу, благовония и средство для кадила необходимо постараться приготовить в течение года. И этим самым воздать дань благодарности своему святителю. А если вдруг в это время прославления случается, что кто-нибудь из близких умирает, то слава отмечается со всеми обрядами, но без гостей и посетителей.

Слава обычно празднуется четыре дня. Navečerje — включает в себя первый день — Вечерню в Церкви и бдения накануне праздника. Второй день — svetkovni день и слава: Литургия начинается на следующее утро, после того священник вместе с людьми, которые прославляют. Ритуально разрезают хлеб и освящают его. А те в свою очередь, отдают церкви свои дары: благовония и средство для разжигания кадила. Так же красное вино или деньги — сколько кто может.

Крестная Слава

Крестная Слава — память о давнем времени, когда глава семьи или старейшина племени, имена которых уже может быть, никто и не помнит, приняли христианскую веру и стали бога — покровителя дома называть другим именем. И сегодня племенные отношения все еще оставили свои следы в Черногории и Албании. Часто бывает, что все члены одного племени, и соответственно большинство из братства племени отмечают одну и ту же славу.

Так же обстоит дело с католиками – Малисоримами: у одного племени общая слава. А Bokelj и Konavljani, которые также являются католиками, прославляют Луку, Трифуна и Всех святых, но по другим обрядам нежели православные прославляют Святых, как защитников семьи. Традиция передается из поколения в поколение, от отца к сыну. Слава есть у болгар, румын, албанцев с иными обрядами. И так же как и Bokelj и Konavljani, они поддерживают традиции на протяжении веков. Слава Святого Николая – Nikoljdan, наиболее распространенная ежегодная в Черногории. По церковному календарю проходит во время Рождественский поста 19 декабря.

Черногория за октябрём

 

Большинство из вас посетят место на карте под названием Черногория её длинным и знойным, нежащимся на пляжах летом. И это совершенно естественно. Но кто-то захочет узнать, а что за горизонтом? Или лучше сказать, за октябрём… О, эта тайна, манящая. Скрывшаяся за проливными дождями, за закрытыми до сезона дверьми ресторанов. Затерянная меж редких столиков недорогих кафе и ресторанчиков для местных, посасывающих одну-две рюмки ракии в течение дня.

Время здесь принято тянуть, медленно и желательно не дома, чтобы не тратить на обогрев. И если вы оказались в этом мире, то скорее всего столкнетесь с ещё одной деталью длительного пребывания в стране, имя которой «визаран». Оно знакомо каждому здесь живущему более трёх месяцев в сезон, и одного вне его. Это выезд за пределы страны, пусть и пятиминутный, но всё-таки регулярный. Каждые 30 дней.

Но ведь человек живёт не только ради необходимости, но и для удовольствия. Человек в Черногории тем паче. Посему нередко побег до границы превращается в небольшое путешествие в другой мир. Тем и прекрасны Балканы, здесь совершенно небольшие расстояния разделяют в чём то похожие, но всё же различные культуры.

По мере движения на Север или Восток вы обратите внимание, как меняется сначала быт, затем архитектура. Как камень уступит место дереву, когда за очередным высокогорным поворотом вы уже не сможете видеть моря. Есть всем знакомая дорога в Требинье, она не сильно удаляется от моря, посему, несмотря на крутые подъемы в горы, её зовут «Нижняя».

Ах, да, Требинье — это город в Боснии и Герцеговине. Он тоже вполне себе туристический с привычными нам магазинчиками, кафешками, старой частью, как музеем под открытым небом и сувенирными лавками, конечно. Но уже со своим исламским флером, для меня выразившимся в обилии брадобреень.

Но вернёмся к дороге туда. И если есть та, что зовётся «Нижняя», очевидно, имеется и «Верхняя». Вот она-то, как раз нехоженая туристом и визаранщиком почти. Её, как правило, избирают, когда имеются незначительные нарушения режима пребывания, которые более внимательные пограничники, там внизу заметят намётанным глазом. Их высокогорные коллеги менее искушённые в этом вопросе, привыкшие больше иметь дело с родственниками, живущими по обе стороны границы, случайному иностранцу рады, как чему-то разбавляющему повседневные будни.

Тут вас скорее станут расспрашивать из какого вы города в России, холодно ли там, и далеко ли это от того места, где годков этак 20-30 назад работал он или его сват, кум. Кого вообще интересует, сколько вы там были в государстве Черногория, и делали ли регистрацию?! (Злоупотреблять, конечно, не стоит, компьютер то знает и больше вас об этом…) То же самое относится не только к пограничной службе. Неминуемый интерес к вашей персоне проявит житель села в десяток одиноких домишек, вынесший картошку или ещё какие дары хозяйства к дороге. Это можно лицезреть, например, в Колашине.

Покупатель здесь встречается столь редко, что посидеть у трассы, скорее занятие само по себе, нежели служащее заработком. В некоторых совсем глухих селениях магазинов нет, они лишены всякого смысла. У сельчан деньги невходу. Тут царствует обмен «компензация». Помимо универсального средства расчёта — ракии (самогонки) что также, чем дальше от моря из виноградной обращается в яблочную или сливовую, курица и яйца, меняется на молоко и сыр, картошка на удобрения, ужин на разговор… И вас с удовольствием накормят домашним сыром и салом, пршутом в обмен на рассказ о том, откуда вы, как там, и как вам тут.

Но особенно мне запомнилось одно место уже по другую сторону границы от страны Черногория. В неком боснийском селе мне повстречалось большое здание и, следуя заветным стрелочками, я шёл испить чашку кофе, так как, подобно местным, освоил привычку измерять расстояние напитками. Какое же было моё удивление, когда дойдя до конечной двери, отперев её и с трудом протиснувшись сквозь стену табачного дыма, который тут служил единственным источником обогрева, я разглядел боулинг! О! Это нисколько не похоже на то, что мы привыкли видеть в подобных «спорт» клубах.

Огромное помещение, набитое народом в куртках, катающих в упомянутый дым и наблюдающим за действием на всего одной дорожке. Шары все черные, а кегли деревянные и на веревочках никуда не проваливаются, лишь рухнув на отполированный паркет, они подобно оловянным солдатам подымаются вновь в строй, держать очередной удар. За всем этим действом публика, собравшаяся из окрестных сёл, наблюдала со страстным интересом, всё тщательно записывалось, выверялось и обсуждалось. Но думается мне, дело не в игре. Да, Боже мой! Я больше ни в одной деревне не встречал боулинга! Но, множество раз, я видел, как Балканцы греются дружством (обществом) зимой.

И пусть здесь с коротким рукавами в помещении не походишь, а то и куртку снимать не захочется, все таки есть у них свой вариант отопления. Вероятно, оттуда же беседы по полчаса в булочной ( пекаре)... Ну а спускаясь с гор, минуя последние островки снега, видишь, что над морем, пусть и заходящее, из-за туч выглянуло солнце. И за вечер успело согреть вечнозелёные просторы, у синей кромки, меж красных крыш. Черногория — прекрасная страна, всё-таки зимовать здесь тоже не так уж и плохо!

Макс Белградов

Поезд Бар-Белград

Маленькая страна

Чем ещё прекрасна Черногория, помимо того, о чём вы, конечно, много слышали, если начинали интересоваться этой страной? Нет, правда, и мандарины в феврале, и море, опрокидывающее соль на камень древних стен старинных городов, с их извилистыми улочками, где, просочившаяся в кладке, зелень дарит тень в знойный июль.

Маленькие ресторанчики вдоль мощеного променада. Весь этот средиземноморский колорит полный красных крыш, блистающих на солнце меж башен церквей и лестницей уходящих в небо гор, с их тропами, затерянными монастырями и могучими оливами. Всё это на самом деле ещё не всё.

Черногория — страна маленькая, и окружает её со всех сторон ещё множество миров, в чем-то с ней по-балкански схожих, а где-то совершенно других, со своей атмосферой, особенностями и, конечно, обликом. Тем внешним видом, многообразие которого так ловит любой путешественник в объектив своей камеры. И что самое приятное, посетить, их не составляет никакого труда или особых затрат. Просто, берём собой наш самый красный паспорт, ныряем в арендованный авто или даже просто на автобус. И, как говорят Черногорцы: «Первая передача, вторая передача, опа, державная граница!». Но мы поговорим сегодня, об особом средстве передвижения.

Одна ветка

Во всей Черногории есть всего одна ветка железнодорожных путей, ведущая от адриатического берега, по-черногорски туристического городка Бар, в высоту гор и глубь балканской жизни, к столице бывшей Югославии и вечному южнославянскому Риму – в город Белград. Вдоволь утомившись сполна пышущим жаром летнего солнца, когда прятаться в кафанах, где неизменно нальют, сил уже не было, я наконец вкинул рюкзак в вагон, поспевшего к вечеру на пути поезда, а затем и своё тело.

Немного ранее кассирша в окошке настоятельно убеждала меня взять таки спальное место в поезд Бар-Белград. Мол, чего тебе, милок, всю дорогу сидеть? Чай, путь неблизкий, всю ночь ехать, лишь к утру будешь в Белграде. Так, хоть поспишь. Разница-то в цене не существенна ну 30 евро против 26. На моё предложение, смотреть на хвалёные, дух захватывающие виды, она лишь усмехнулась, мрак падёт, и ничего не разглядишь, это тебе надо было утренним ехать. И пробила мне спальное место, но денег взяла как за сидячее –гратис (подарок). Но по пути мне всё же было, на что смотреть. Это мои попутчики.

Путешествие

В шестиместном купе, по три полки на каждой стене, находилось всего три человека. Девушка сербка лет 20 с вероятно племянником, который очень грустил и волновался, прощаясь с мамой, и парень черногорец – 28. С возрастом племянника вышел конфуз. Чуть поезд тронулся, в купе вошёл проводник, мы дружно предъявили билеты, а на вопрос зрелости малого, раньше, чем молодая тётя успела договорить«пя»..., щегол выпалил как на корню: «Шест!» — До шести бесплатно, а после надо покупать полбилета-  вежливо, но твердо молвил толстяк потирая вспотевшие щеки.

И никакие уговоры девушки, которая к слову сказать, была очень обаятельна, на непреклонного (им это вообще свойственно) черногорца не действовали. — До границы надо будет оплатить и отдельно спальное место. — Мы будем спать на одном, — в свою очередь твёрдо заявила девушка. Я поднял глаза на тоненькую полку, где один-то человек с трудом уместится. Туда же посмотрел проводник: — Я ночью зайду, проверю. С этими словами он покинул купе. — Нет, деньги у меня, конечно, есть, но с чего я стану платить, когда ему 6 и проезд до 6, ну не 7 же? ...

Да, и, вообще, за такие вагоны, это нам ещё должны доплачивать. Ну, к слову сказать, поезд внутри был таким, каким ожидаешь его увидеть, глядя на него снаружи. Старенький, списанный у немцев, катает здесь ещё со времён товарища Тито. Для тех кто не в курсе, местный аналог Сталина и Брежнева в одном флаконе, умерший в 80-ом. Был редкий гедонист, носил кольцо с бриллиантом, пил виски и курил сигары. Всё это я рассказываю лишь потому, что для туристов на этой ветке есть возможность проехаться в вагоне этого самого Вождя за доплату в 40 евро, приобщиться к Югославской роскоши. Черногорский юноша с грустью соглашался с оценкой состояния поезда. Как выяснилось, он был магометанин, и, подобно всем черногорским мусульманам, был очень патриотичен. Это довольно сложно. Дело в том, что после распада Югославия стала довольно жёстко делится по религиозному признаку. Особенно это проявлялась в быту.

Так для своих преимущественно православных сограждан такой парень был дальше, чем, скажем, я, «рус» — «бачушка», брат по-вере. В то же время, он сам, будто наперекор всему, рьяно любил свою родину, с недоверием поглядывая на тех же соседей албанцев – мусульман. Вот такой чужой среди своих, но ни грамма в том не смущенный, под стук колес убеждающий соседку, что Ислам древнейшая (!) из религий, а Коран – старейшая от книг (!) Чуть ли не родившиеся здесь, в тенистых лесах Дурмитора. Это такой красивый природный заповедник в горах – один из символов Черногории. Ну да ладно, я давно привык к своеобразному познанию истории на Балканах, по которым вела нас железная колея. Мы прокатили мимо небольшого сплошь курортного городка – Сутоморе, бросив последний взгляд на алое, в свете тонущего в нём солнца, море. И затем, нас поглотили  горные туннели.Вынырнули мы уже в сумеречной глади Скадарского озера.

Пожалуй, на этом летняя туристическая зона Черногории до известных пределов заканчивалась. Здесь было на что посмотреть, включая каменные руины замков, но поезд набирал скорость, виды пролетали быстро, зато вагон наконец начал охлаждаться после знойного дня. Толпы попутчиков отправились в направлении стыков вагонов, чтобы покурить. Вообще-то это запрещено, о чём вещают соответствующие знаки. Но разве можно запретить на Балканах смолить, и весь поезд наполнился сизым дымом... а с ним разговорами, песнями, они очень любят петь, ну и конечно пить.

Мы проехали столицу, Подгорицу. Колеса поднялись в горы, а на землю опустился мрак. Я видел, как из соседних купе некоторые люди, как бы незаметно, юркали мимо двери контроля с сигареткой в руке. Что было довольно смешно в сложившихся обстоятельствах. Я не таков, чтобы избежать общения и тем более прятаться, посему, походу качающегося вагона заглядываю в купе проводников. А там стол уже накрыт, стоят бутылки ракии, для тех кто не в теме, это самагон на фруктах.

Для каждого района Балкан популярнее свой, ближе к морю и югу виноград, груша, дыня, абрикос, а для более прохладных широт – яблоко и слива. — Друже, могу ли запалимеданцигар в тамбуре? – обращаюсь я к вспотевшую толстяку в распахнутой форме — Конечно, 10 евро... — смеётся он Смеюсь и я, идя к тамбуру. Стою у значка с перечеркнутый сигаретой и переполненного бычков пластикового стаканчика. И, сбивая в бездонную горную пропасть пепел сквозь открытое окно, думаю: «А чтобы не дать ему 10 евро, что он спросил, разумеется не всерьёз? Ну правда, а что будет»?

Интерес узнать стоил дороже ужина в средней руки кабачке на море... — Ай, братэ, узми– обращаюсь я в распахнутое купе Вытянутые как дверь поезда глаза. — Да, ты чего?! Я ж пошутил! Но протянутая рука моя уже не дрогнет. — Да знаю я, но мне в окно влетело. — А ну раз в окно. Он улыбается, берёт десятку и мажет её об лоб. Затем нежно кладет в карман. Я иду по проходу далее, возвращаюсь к паре своих попутчиков и пацану безбилетнику. Не проходит достаточно времени, чтобы я разулся, дверь купе отъезжает. За ней уже тепленький мой проводник в руке рюмка. — Мне тут в окно влетело.

Я, глядя ему в глаза, но не упуская осуждающий взгляд мусульманина, глотаю «по-русски» (знаю, от меня ждут именно этот манер). Проводник уходит, но через минуту возвращается вновь, с рюмкой полной опять. Операция повторяется. — Хороша Он уходит довольный — Всё, расслабься, больше он про место не спросит, пусть пацан спит спокойно отдельно – говорю я сербке и под стук колёс засыпаю. И снится мне, как еду я днём обратно по той же дороге, и вижу всю ту высоченную красоту, что сейчас ощущаю нутром в наполненном ночной прохлады вагоне. Но об этом расскажу в другой раз.

Макс Белградов

Оливковый рай

 

Оливковый рай ” Где это?” — спросите Вы. Есть в Черногории такое удивительное место, как Барская Ривьера. Именно здесь Вы встретите более 100 000 оливковых деревьев. Причем возраст большинства из них превышает 1000 лет. Примечательно, что множество легенд и преданий было связано с этими деревьями.

Всего 2 века назад молодые пары не могли даже мечтать о браке, пока не посадят хотя бы 10 – 15 оливковых деревьев. Верили также, что от дальнейших взаимоотношений в семье зависел будущий урожай маслиновых деревьев. Чем гармоничнее отношения между супругами, тем богаче урожай оливок.  А также, если в семье ссоры или конфликты, то урожая, как считалось, не будет совсем…

Углубившись в старые оливковые рощи, оливковый рай между Баром и Ульцинем – Вы попадаете в местечко Мировица. Прежде всего, там растет древнейшее оливковое дерево, возраст которого более 2000 лет! Древняя Олива – это одно из чудес Черногории, с 1963 г. находится под защитой государства. Кто – то загадывает желания рядом с этим деревом, а кто – то верит что Олива примиряет людей… Если в вашей семье возникли споры или разногласия, стоит вам всем собраться вокруг древней маслины. Возможно, и в семью вернутся мир и гармония! Может быть при заполнении Вашего дерева Семьи вы вспомните близкого человека, которого давно не видели. Позвоните ему / ей, напишите, скажите насколько вам не хватает этого человека…

Не забывайте о своих корнях (мамах, папах, бабушках, дедушках, Желаем Вам и Вашим близким чаще встречаться, общаться. Вашей семье быть крепкой и счастливой! И пусть в ней царит любовь и взаимопонимание!

«Само полако»или стиль жизни

Только потише, не торопясь», успокаивают черногорцы друг друга. Давайте остановимся, что-бы не паниковать, не бежать быстрее паровоза.
Вы только вырвались из «замкнутого круга» нескончаемых дел и обязательств и вот попали в царство необыкновенного умиротворения и безмятежности. Поначалу, по инерции продолжаете действовать в том же духе, суетиться, но спустя время переключаетесь в режим «полако». Это значит жить тихо, не спешить. Пусть весь мир подождет и, остановятся часы. Ведь счастливые часов не наблюдают! Не спешить — жизненная философия черногорцев. Черногорцы часами сидят за чашкой кофе и обсуждают погоду, перемывают косточки, строят планы, и рассказывают как отремонтировали квартиру, машину. Ведь их кредо — не бежать сломя голову, не бояться не успеть, Для них миг соткан из сотен мгновений. Это те мгновения, когда в кругу родных и близких, друзей и коллег.
Наших соотечественников на первых порах часто приводит в недоумение такое поведение черногорцев и более того... Со временем приходит понимание и чувство безопасности и расслабленности. Детей можно спокойно отпустить во двор погулять с местными сверстниками, погонять в футбол с ними, не опасаясь каких либо неприятностей. Нет необходимости надрываться и  спешить в вечной гонке за призрачными успехами.

Это выражение означает то, что нужно взвешеннее относиться к ситуации, не стоит биться головой об стену, нет смысла и напрягать нервы понапрасну. Ведь нервные клетки не восстанавливаются, и — take it easy.